5
(2)
  1. Главная
  2. /
  3. Мои стихи
  4. /
  5. А была ли любовь?

2.Говорят, чтобы лучше узнать себя, свое предназначение и путь, нужно написать книгу жизни.

В прозе я пока не готова это сделать. А вот стихи…

Многие из них были написаны в сложный период моих переживаний. Наделано много глупостей. Но не делать их я не могла. Сейчас я понимаю, что именно через боль раскрывалось сердце, менялось сознание, появлялась ясность. Спасибо всем, кто отражал мои проблемы на пути к себе.

Прошу прощения у тех людей, кому я сделала больно. Они поймут, о ком я.

Несмотря на сложности, мы сохранили семью и счастливы. Чтобы пришла любовь, нужно укротить страсть, успокоить ум, стать другими. У нас это получилось. Мы посадили деревья, родили и воспитали детей, построили дом. Слава Богу, и спасибо за все!

Кланяюсь вниманию

Ветер марш заиграл

Месяц звезды позвал на ночной карнавал,

В ожидании их появленья

Вместо шляпки на бал облака примерял,

Любовался своим отраженьем.

Долго в речку смотрел, ярко гордо горел,

Расплываясь в серебряных ризах,

Песнь хвалебную пел, что красив он и смел,

И как час для свидания близок.

Темноглазая мгла без проказ не смогла,

Перекрасила в ночь серый вечер.

И не сразу видна была туч пелена,

Но она и расстроила встречу.

Ветер марш заиграл, о себе заявлял

Гром — любимец сурового Зевса,

Барабаном стучал, с непогодой венчал

Мокрый танец разбитого сердца.

***

И степь кругом…

В огромном мире мы с тобой одни,

Но ты того, увы, не понимаешь.

Пустой охотой, прожигая дни,

Любовь мою, как птицу, убиваешь.

А если птица эта улетит,

И не догонит ее выстрел страшный?

Охотника за боль она простит,

И устремится в лес, иль к зрелой пашне.

Где спелые колосья и тепло,

Где радость и покой найдет жилище,

А с прошлым уже все предрешено,

И наш охотник долго птицу ищет.

Изранит ноги где-то в камышах,

Собака друг ему, но не помощник.

И степь кругом: шали, гуляй душа,

И водку пей, пока не станет тошно.

Но мысль о птице будет жить всегда

И отдаваться в сердце тихой грустью.

Зашел с ружьем, неведомо куда,

Где снова серо, сыро, просто пусто.

***

Назови чужим именем снова

Меня ночью, пусть будет больней!

Эта боль разорвет уз оковы,

И уйдет, отпустив тебя к ней.

Я приму эту Божию кару,

И в слезах утоплю свою грусть.

Может, мы с тобой вовсе не пара,

Умирает любовь, ну и пусть!

Бал устрою, весну провожая,

Вместе с нею былые мечты…

Но, другую в объятьях сжимая,

Слышу, имя мое шепчешь ты.

Назови мое имя ей снова,

Повтори его с нежной тоской.

С отголосками счастья былого

Улетит оно чайкой морской.

***

Прости меня, я снова не смогла

Заслон поставить горькому пороку.

И честь твою в себе не сберегла,

А от моей — так мало теперь проку.

И правда, как надуманный мираж,

Дождем осенним окропила тело.

Твои слова — затерянный багаж,

Но как я раньше слышать их хотела.

Промчится время, ложь забыть смогу,

Надеюсь, так, а, может, как придется.

Душа же, как ребенок на снегу,

Дрожит и плачет, плачет и смеется.

***

Одиночество

Опять уносит ветер листья в стужу,

Холодный мелкий дождик моросит…

Как в эти дни ты мне бываешь нужен,

Ведь в непогоду так душа болит!

Но к  слабостям моим ты равнодушен,

И в самый трудный час ты далеко…

А одиночество мне стало другом лучшим,

 Вошло ко мне в доверие легко.

Оно со мной, когда молюсь на службе,

Оно во мне, когда стихи пишу…

И столько лет верна я этой дружбе,

И только с ним, единственным, дружу.

Зима порог украсит белым снегом,

И заискрится льдинок хоровод…

Эх, растопить бы сердце твое мне бы,

И в слезы превратить холодный лед!

Но одиночество опять зовет и манит

В литературу, живопись, шитье…

Религия мой разум одурманит,

Чтоб жизни смысл постичь через нее.

Весна внесет свою палитру красок

В гармонию природы на земле.

Я отправляюсь в мир прекрасных сказок,

Но даже там я вновь хочу к тебе.

А друг любезный снова опекает:

Учись, дерзай, познай себя – твердит.

Проходят дни и лето наступает,

В саду пчела мохнатая жужжит.

Теперь в работу с головой бегу я,

Вмещаю целый мир большой в себя.

Но, как ребенок, жажду поцелуя

И верю в слово твердое СЕМЬЯ!

Сметает старый дворник листья в кучу,

И дождь холодный мелкий моросит…

С тобой мы вместе. Но на всякий случай

Мой друг незаменимый рядом спит.

***

Как обычно, все клубнично

Как обычно, все клубнично,

все размеренно, привычно…

Наши дни горят, как свечи.

Ты с работы каждый вечер

Возвращаешься домой,

Где комфорт, уют, покой.

И совсем-то жить не сложно,

Только стало мне тревожно.

И чтоб как-то скрасить вечер,

В ожиданье нашей встречи

Испекла пирог с клубникой.

А затем узнала: с Викой

Ты проводишь время классно.

И тогда же, одночасно,

Все, что тайно, стало явью…

И с признаньем нежным» Love you!»

Полетел пирог с клубникой

Вслед за обалдевшей Викой.

А комфорт, уют, покой

Сдуло ветром, как рукой.

Дети спят, и поздний ужин

Нам двоим теперь не нужен.

Дальше просто, как обычно:

Все размеренно, привычно…

Одним словом, все клубнично!

***

Пытаюсь спастись я от стужи и зноя.

От шума – в постель, в суету от покоя.

Пытаюсь сбежать я от ветра и вьюги

Под зонт, в сапоги, или в гости, к подруге.

От солнца надеть я очки попытаюсь,

А сердце от бед ограничить стараюсь.

Не думать, не видеть, не знать, не хотеть.

Надеяться, верить, прощать и терпеть…

Пытаюсь, пытаюсь, но снова ломаюсь.

Быть сильной хочу, а слезам подчиняюсь.

***

Как прежде, без перчаток мерзнут руки,

Следы вчерашнего дождя сковал мороз,

И только шаг остался до разлуки

Без боли, без страданий и без слез.

Разрушен мир, а за спиною вечность,

Легко в Игре получен детский мат…

Бесцветно утро переходит в вечер,

И день уносит в лету шаг назад.

***

Сфальшивила скрипка, осмеян маэстро,

В оркестре свободным останется место.

Простая ошибка: концерт не удался,

Лишь зритель один очень долго смеялся…

Но, кажется, вовсе был смех неуместен

Под маской обмана, интриги и лести.

Другой артист роль доиграет без фальши,

А зритель продолжит играть ее дальше.

***

На душе – пустота,

На лице – маета,

А вокруг – суета:

Жизнь идет, как обычно.

Если б снова начать,

И по двадцать опять,

Чтоб вот так не страдать,

Грусть не стала б привычной.

Еще где-то любовь

Холодит в жилах кровь,

И познать ее вновь

Нам пришлось не случайно.

Не любовь это есть –

Самому себе месть,

И судьбы злая весть

С силуэтом печальным.

***

Должно ли быть прощение?

Должно ли быть прощение, коль нету покаяния,

Безумные деяния творятся вновь и вновь?

И нужно ли лечение, чтобы продлить страдание?

В ошибках понимания запуталась любовь.

Терпеть безоговорочно ? Без ропота, в смирении?

И ежедневно дозами глотать измены яд?

О высшем размышлять : о вере, о прощении,

Когда душа и тело от нечистот зудят?

Отсечь ножом приросшее уже не получается,

Участки поражения безмерно велики…

И остается только самой грешить и каяться,

И злу для избиения подставить две щеки.

***

Развод

Часто мы играем в умную игру,

Но не понимаем, на руку кому.

И, войдя по горло с головою в роль,

Надрываем сердце, получаем боль.

Мой спектакль звался коротко: «Развод».

Необычно трудным оказался год,

И не зная всуе нужного пути,

Я решила в церковь местную зайти.

Обратилась с просьбою в трудный час помочь,

Поддержать стоящую на распутье дочь,

Просветить заблудшую в сумерках овцу

К старому священнику, мудрому отцу.

Он спросил о детях, во Христе ли брак,

Протянул негромко, отрешенно : «Так..»

Помолчав с минуту, медленно изрек,

Что пути Господни знает только Бог,

А людскую волю он не признает,

Но, коль сердцем выстрадан начатый развод,

По-другому трудно грех искоренить,

До конца задуманное надо доводить.

Выслушав внимательно веские слова,

Думала тогда я, что во всем права.

С батюшкой, с молитвою, вот дорога в рай…

Все иначе видел строгий Николай.

Лик его с иконы на меня глядел,

Возразить сурово, кажется, хотел.

Сердце и рассудок были не в ладу,

Оттого казалось, в пропасть я иду.

Вот и разбирайся, кто тебе судья,

И какой достойна участи семья.

Но скажу, что славный жил во мне актер,

Зрители в восторге диком до сих пор.

Кланяюсь вниманию публики большой,

Каждый сам домыслит ход событий мой.

Занавес опущен, масок больше нет,

В храме после службы погасили свет.

***

Не совместимы и любовь, и боль

Устали…

Устали друг от друга мы с тобой,

Любви и страсти пламя догорает…

Но ветер пепел снова раздувает,

И гонит прочь терпенье и покой.

Когда-то же всему придет конец!

Ведь сколько это может продолжаться?

Не лучше ли в последний раз расстаться

Для ссорами измученных сердец?

И там уже, где спалены мосты,

Не будет ни разлук, ни обещаний.

И даже груз моих воспоминаний

Уйдет за сочетаньем «Я плюс Ты».

Надолго в своей памяти сотру

То, что вчера я называла счастьем.

Мой дорогой король червонной масти,

Без правил мы закончили игру.

Уходит по ладони наша жизнь

Так безрассудно, да и быстротечно…

О том, что в этом мире мы не вечны

Когда-то и тебя настигнет мысль.

Но не грусти, в реке растоплен лед.

На прошлом пожирнее ставим точку.

И пусть течет в свободной рифме строчка,

А птица-сердце просится в полет!

***

И снова кони разрушения лихие

Летят галопом по моей судьбе.

И все отжившее безумная стихия

Низвергнет в бездну, значит нужно мне

Ощутить боль, почувствовать крушенье,

И, может, на обломках счастья жить…

Остановлю вас, кони разрушенья,

Чтобы в дороге дальней напоить.

***

Забери мои слезы, Море,

                        раствори под водою боль,

Я сегодня с собою в ссоре,

                          на лице от обиды – соль.

Унеси все сомненья, Птица,

                        помоги овладеть собой,

И от мыслей безумных скрыться,

                            что играют нахально мной.

Возврати радость жизни, Солнце,

                             обогрей, обласкай, пойми,

Покажи, рыжий друг, оконце,

                               за которым удачи дни.

Ветер, скорости брат могучий,

                                и тебя я прошу сейчас

Разогнать надо мною тучи,

                                 что ты делал уже не раз.

Будь прямою, моя дорога,

                                     не петляй, не веди в тупик.

Отступи, и уйди, тревога,

                                      я тебе поддалась на миг.

***

Я раздеваюсь. Нет на мне одежды.

Я растворяюсь, улетаю ввысь.

Оставлены успехи и надежды.

В свободном творчестве душа моя и мысль.

Я разорвала нить, что нас связала,

И отпустила тебя к новой высоте.

И что с того? Было свободы мало!

У нас двоих мечты были не те!

Я затихаю в круговерти шума.

И сколько сил потрачено зазря.

Безмолвствую. Теперь и ты подумай,

Как не замерзнуть в стуже января.

***

Вот кажется, что все забыто,

Но вдруг откуда-то слеза…

И тушь с ресниц печалью смыта…

И грустью вновь блестят глаза…

Эй вы, ненужные мне мысли,

Уйдите к тем, кто вас прислал.

Не стану попусту я киснуть,

Не дам тоске устроить бал.

Перестираю, как рубашки,

Свои сомненья прошлых дней,

Впитаю боль на промокашки,

И кверху нос, чтоб веселей!

Пощекочу себя в подмышках,

Взаймы улыбку попрошу,

По жизни побегу вприпрыжку

И солнцем слезы осушу.

***

Последние строки о прошлом

Вмиг, как от тока, вздрогнули плечи,

Ты повернулся резко назад.

Да, это вновь необычная встреча,

Сердце колотится, щеки горят…

Что это: прошлого след позабытый,

Где непонятная смуты волна

Вынесла  в бурю корабль разбитый.

Боль, сожаленье, испуг… и вина.

Как нелегко все забыть и отбросить,

Сколько надежды вмещала душа!

Сердце полета по-прежнему просит,

Вот и стоишь ты, почти не дыша.

Загнаны в клетку несмелые птицы,

Дверцы открыты – давай, улетай!

Но им в неволе спокойней сидится:

Хищников нет и еды через край.

И уже нет ни тревог, ни волненья,

Сладок запрета лишь горестный плод.

Есть мелких душ показное веселье,

И провиденья незримый исход.

Выбор-то сделан, к чему суетиться?

Шторм успокоился, ясно теперь

Что не сумели взлететь эти птицы,

Страх не пустил их в открытую дверь!

***

Засохли в доме старые чернила,

Бумагу старый принтер свел на ноль.

И тут я поняла, что не любила:

Не совместимы и любовь, и боль.

Подписывайтесь на наши социальные сети:

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 2

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.